Кариес и сахар

Причины кариеса — это еще и отражение философии питания современного человека. Согласно формуле сбалансированного питания, потребность человека в углеводах, в том числе легкоусвояемых, определяется, прежде всего, энергетическими затратами. Мы не тратим столько энергии, сколько пытаемся восполнить!

Сахарозу, или тростниковый, свекольный сахар «пустыми калориями» называют не случайно, так как ничего, кроме глюкозы и фруктозы, он не содержит.

Каждые 100 г сахара — это только 409,2 ккал. Но если углеводный обмен не нарушен, то нервной ткани в большей мере необходима энергия глюкозы.

Что же касается функции мышц, то она в равной мере обеспечивается энергией жиров и углеводов.

В пожилом и, особенно, в старческом возрасте активность ферментов, расщепляющих молочный сахар — лактозу, солодовый сахар — мальтозу и крахмал, снижается. Интенсивность же расщепления сахарозы с возрастом практически не меняется.

Но независимо от этого избыток сахарозы в пищевом рационе нарушает транспортировку холестерина, ряда жирных кислот, способствует повышению в крови уровня мочевой кислоты. Все это — одна из безусловных причин атеросклероза, гипертонической болезни, ишемической болезни сердца со всеми их тяжелыми последствиями.

По данным ВОЗ (статистика последнего десятилетия XX века), при систематическом ежедневном потреблении 50-60 г сахара смертность от болезней сердечно-сосудистой системы составляла 23, а при потреблении 120-135 г — 235 человек на каждые 100 тысяч населения.

В 1983-1984 годах подобное исследование было повторено. Подсчитали потребление сахара в десяти странах с самой низкой смертностью и в десяти странах с самой высокой смертностью от тех же болезней сердца и кровеносных сосудов.

В первых — люди в среднем потребляют 56 г (от 25 до 81 г), в других десяти странах — 118 г (от 87 до 136 г) рафинированного сахара в день в чистом виде и в составе различных сластей.

Одновременно установлено, что в странах с наименьшей смертностью от инфаркта миокарда и гипертонической болезни люди съедают ежедневно примерно 31 г (из 56) легкоусвояемых углеводов со свежими плодами и овощами.

Этим еще раз подтверждено существенное различие в действии на организм человека не существующей в природе рафинированной сахарозы и того же дисахарида, но как неотъемлемой части продуктов растительного происхождения.

Избыток рафинированной сахарозы в пище нередко называют одной из прямых причин диабета. А вот небольшие количества сахара могут положительно влиять на эмоции, настроение человека. И связывают это с определенными взаимоотношениями сахарозы и серотонина.

Серотонин — это биологически активное вещество, участвующее в ряде важных обменных процессов. Нарастание концентрации серотонина в крови проявляется уже не хорошим настроением, а состоянием тревоги, чему способны противодействовать лекарственные вещества, которые снижают его содержание в крови.

Так вот, подобным действием обладает и глюкоза, что в какой-то мере обосновывает потребность некоторых людей в небольшой соевой конфетке между основными приемами пищи.

Установлено также, что длительное пребывание сладостей во рту разрушает даже незначительно поврежденную эмаль зубов, и это оказывается прямой причиной кариеса. Это заболевание в промышленно развитых странах встречается сейчас у каждых 80-90 человек из ста.

Сладкое больше не ем — девиз тех, кто заботится о своем здоровье.

Кариес — не только неприятные ощущения и еще более неприятное пребывание в зубоврачебном кабинете. Запущенные болезни зубов мучительны. И чего только те, кто боится зубной боли, не придумывали.

«Отец диакон велели водку с хреном прикладывать — не помогло. Гликерия Анисимовна, дай бог им здоровья, дали на руку ниточку носить с Афонской горы да велели теплым молоком зуб полоскать, а я, признаться, ниточку-то надел, а в отношении молока не соблюл: бога боюсь, пост…»

Больные зубы гарантируют также распространение в организме так называемой стоматологической инфекции. Больше всего кариес угрожает тем, у кого в рационе преобладает мягкая еда, и кто без меры увлекается леденцами, ирисками-тянучками.

А как было раньше?

Тут просто необходим экскурс в историю. Примерно до половины XVII века в России чистого сахара практически не употребляли. Чай и некоторая еда, и то не каждый день, подслащались патокой из яблок, груш, арбузов, дынь, моркови.

С конца XVII века в большие города России начинают периодически доставлять сахар-сырец из специального тростника или просто сахарный тростник.

В 1718 году купец-промышленник Вестов при прямой поддержке Петра I строит для переработки этого сырья специальную фабрику, которая размещалась на Выборгской стороне Петербурга.

Но еще долгое время сахар был дорог и малодоступен. Многие же его совсем не ели, поскольку бытовало мнение, что «сахар есть грешно: его пропускают через собачьи кости и кровь». Действительно, для очистки сахара-сырца использовались, да и сейчас кое-где используются костяная мука, костяной уголь и кровь убойного скота. Поэтому не случайно такой сахар долго называли скоромным в отличие от постного домашнего сахара.

С 1802 года Россия, одна из первых в Европе, начала вырабатывать сахар из отечественного сырья — сахарной свеклы. И довольно скоро перестал он быть только лакомством для избранных. И спустя всего сто лет, когда царское правительство в 1902 году ввело «чайный налог» на чай и сахар, реакция прогрессивной общественности России оказалась очень резкой: ведь стакан чая с сахаром и хлебом к тому времени стал уже почти незаменимой едой для многих семей.

С поразительной настойчивостью добивался человек все большей и большей очистки многих продуктов питания, в том числе и сахара, который вначале представлял собой коричневый порошок. В удаленных «посторонних» примесях оказались и биологически активные вещества, весьма полезные организму человека.

Например, в рафинированном сахаре практически отсутствует хром! А этот микроэлемент, как известно, участвует в обмене инсулина, способствует предупреждению некоторых болезней сердца и близорукости.

Известный фармаколог и токсиколог профессор И. И. Брехман изучал действие не полностью очищенного сахара, имеющего не белый, а желтый цвет. В отличие от рафинированного сахара, он не способствовал образованию жиробелковых веществ — липопротеидов низкой плотности, являющихся одной из причин развития атеросклероза кровеносных сосудов.

Более того, при замене рафинированного сахара сахаром, не полностью очищенным, в крови накапливаются липопротеиды высокой плотности, которые обладают определенной способностью сдерживать развитие этого грозного заболевания.

Моносахарид фруктоза усваивается медленнее, чем сахароза, и легче при этом вовлекается в обменные процессы, быстрее покидает кровоток. Поэтому считается, что фруктоза в меньшей степени, чем сахароза, служит источником образования жира в организме, особенно — избыточного. Установлено также, что замена сахарозы фруктозой в конфетах примерно на 40% снижает опасность поражения зубов кариесом.

Несмотря на многие достоинства фруктозы, ее более чем по 15 г в день употреблять не следует. Систематическое потребление больших доз фруктозы нежелательно, много ее и не съешь! Естественные поставщики фруктозы — многие плоды, овощи, натуральный мед, варенье.

Фруктозы, больше, чем другие овощи и фрукты, содержат: виноград — 7,7%, яблоки — 5,5%, груши — 5,2%, вишня и черешня — 4,5%, черная смородина — 4,2%, малина — 4,1%, земляника — 3,9%, дыня — 2,0%, сливы, мандарины, белокочанная капуста 1,5-1,6%, персики — 1,4-1,6%, томаты, морковь, тыква — 1,0-1,2%.

Основным поставщиком лактозы для человека служит свежее или пресное, сладкое молоко. Так, 100 мл коровьего молока содержит 4,7% лактозы. В пищеварительном тракте она расщепляется до глюкозы и галактозы. Однако лактоза расщепляется не полностью при некоторых болезнях кишечника и при снижении функций желудочных желез.

В результате возникают такие неприятные ощущения, как тошнота, отрыжка, тяжесть в подложечной области, повышенное газообразование (метеоризм).

Слово мальтоза происходит от английского «малт» (солод) и означает сейчас на многих языках мира «солодовый сахар». Этим дисахаридом наиболее богаты прорастающие семена зерновых культур, особенно ячменя и ржи; есть также мальтоза в листьях свеклы, в бобах сои.

Небольшое ее количество образуется в организме из крахмала и гликогена при воздействии на них фермента амилазы, чтобы затем другим ферментом — мальтазой — быть расщепленной на две молекулы глюкозы.

Крахмала как такового в организме человека нет, но именно он — важнейшая часть углеводного рациона человека.

В 100 г муки крахмала — от 54 до 68 г, крупы — от 60 до 70, макаронных изделий — от 60 до 70, ржаного хлеба — в среднем 40, пшеничного хлеба — в среднем 50, картофеля — от 15 до 21 г.

Население европейских стран потребность в крахмале традиционно восполняет хлебобулочными изделиями, а в некоторых районах — потреблением блюд из картофеля.

Очень многим людям следует воздерживаться от увлечения сластями. Причин тому несколько. Одна из главных — специфика формирования вкусовых ощущений. Их, как всем известно, четыре: горькое, сладкое, кислое, соленое.

Надо ли говорить, что для многих сладкое куда приятнее горького или кислого.

Объясняется это динамическим стереотипом, который, согласно учению академика И. П. Павлова, складывается с учетом предшествующего опыта.

Для подтверждения этого достаточно вспомнить, что сладости в питании составляют чрезмерно большую долю. А это и есть начало формирования стереотипа сладкоежки, так как вкусовые ощущения, в отличие, например, от зрительного восприятия, почти всегда окрашены эмоционально и связаны с процессом обмена веществ.

Берегите себя!

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *