В семье растет ребенок. Игра – дело серьезное.

Всем здравствуйте!

Поговорим о детях. С каждым днем ребенок все больше и больше радует своих родителей. Ребенок — это личность, и он имеет право на свои эмоции.

Примерно в три года ребенок переживает возрастной перелом, или, как мы говорим, криз. Он отражается не только на поведении, но и на всем состоянии ребенка.

Малыш становится гораздо более ловким и собранным в движениях, игры его все более разнообразны. Ему уже скучно играть одному, он ищет общества детей, но поначалу тянется к ребятам постарше и обижается, когда те его не принимают.

Он убежден, что уже многое знает и умеет, ему хочется показать свое умение, силу, ловкость, сообразительность. Поэтому отказ старших по возрасту от его участия в их занятиях очень обижает малыша.

С увеличением запаса слов и определений быстро нарастает и интерес к окружающему. А нам, взрослым, уже гораздо легче привить ребенку в возрасте от трех до пяти лет основы представлений о дисциплине и режиме.

Одновременно возникает у малыша потребность понять причину того или иного явления. Все чаще слышишь вопрос «Почему это?», а не «Что это такое?», который мы слышали в первые два года жизни. Обратите внимание, что, задав свое очередное «почему?», ребенок часто не ждет и не слушает ответа, а задает следующий вопрос, особенно если вы пускаетесь в многословные объяснения.

В семье растет ребенок. Игра – дело серьезное

Знакомо? Думаю да. С чем это связано?

  • Во-первых, с тем, что ребенок, не поняв сразу причины явления, пытается самостоятельно во всем разобраться.
  • Во-вторых, с тем, что внимание трех-, четырехлетнего ребенка не может сосредоточиваться на одном предмете более трех, от силы, пяти минут. Его отвлекает уже что-нибудь новое непонятное, а потому и интересное и более важное для него, чем то, о чем он только что спросил.

Мир так полон всяких неизвестных, порой прямо захватывающих внимание ребенка вещей, явлений, событий, что он не успевает их осваивать и рвется от одного к другому.

При этом ребенка не удовлетворяют словесные объяснения. У него преобладает конкретное мышление, и он хочет познать все на собственном опыте, сделать собственные умозаключения. А «почему?» возникает от нетерпения, от желания как-то ускорить познание неизвестного.

Вот почему контакт с ребенком такого возраста зачастую труден для взрослого. Вопросы порой задаются такие, ответить на которые просто и доступно для малыша почти невозможно. Да и количество этих вопросов, их непоследовательность утомляют родителя, и он пытается просто ускользнуть от ответа.

Хорошо еще, если просто ускользнуть, а то ведь бывает, что грубо обрывают ребенка, требуют, чтобы он прекратил свои расспросы, занялся игрушками, гонят его от себя.

Возникает конфликт. Получив такой отпор, малыш не успокаивается. Напротив, он уже, что называется, застревает на заинтересовавшем его вопросе, протестует против вашего отказа.

У него возникает недоверие к вашим знаниям и разъяснениям. А отсюда — попытки самостоятельно добраться до решения порой еще непосильных для понимания малыша жизненных проблем.

А бывает и так, что ребенок задает вопросы, на которые взрослые не могут почему-либо ответить: либо сами не знают ответа, либо вопрос касается такой темы, о которой еще не следует говорить с ребенком. Как быть в таких случаях? Пробуют иногда отделаться шуткой, иногда ложью, выдумкой – если смягчить это слово.

В период, когда ребенок только начинает познавать окружающий мир, родителям приходится быть постоянно начеку, следить за каждым своим словом и движением.

Ребенок — это мыслящий человек. Только мысль у него строится не так, как у взрослых, ему еще не хватает жизненного опыта, его привлекает все неизвестное, рано развивается стремление к постижению тайного – того, что взрослые от него скрывают.

Вот совсем недавно мне пришлось быть свидетелем такой ситуации.

Пятилетний Вова сообщает другу: «Папа сказал, что мама купит мне сестренку. Неправда это. Мама не в магазин пошла, а в роддом. Я сам слышал, как она об этом Нинке сказала. Да и в магазин по три дня не ходят, а ее три дня дома нет. Ты не знаешь, что такое роддом?»

И получил исчерпывающий ответ, что роддом — больница, в которой у мам «из животов» вытаскивают детей. Вова был совершенно обескуражен: значит, и он вытащен из маминого живота! А как же он там помещался? И в растерянном состоянии духа Вова отправился к Нинке для окончательного решения вопроса. Нинка — это подруга.

Другой случай.

Леночке четыре года. О том, что дети «берутся» в роддоме, она знает, только вот никак не может понять, почему ее брат похож на папу. Ведь папы в роддом не ходят и не рожают. Машенька, подруга Леночки, заинтересовалась, как это «рожают». Леночка на этот вопрос ответить не смогла, и обе направились за разрешением его к бабушке. Та в ужасе всплеснула руками и закричала: «Ну что за дети пошли! Идите, играйте. Рано вам еще об этом знать».

Девочки отошли, пошептались, посмеялись, а потом заявили бабушке, что они пойдут к тете Светлане и та им все расскажет: она всегда им все объясняет, особенно если пьяная.

В обоих этих случаях взрослые оказались неправы, совершенно напрасно сосредоточив детский интерес на таком сложном для них вопросе.

Проше было бы сказать, что в роддоме делают мамам какую-то операцию и получаются дети, причем тут же постараться увлечь ребят какой-то новой темой.

Сознание ребенка фиксирует не только то, что он видит в данный момент, но и то, что он когда-то видел или слышал.

Например, получаешь иногда такое объяснение явлений: ночь сменяется днем потому, что папе и маме пора идти на работу; или — днем солнце светит, поэтому светло, а потом оно устает и ложится спать, вот и становится темно. Увидев в магазине удивительно нелепую игрушку — синюю лошадь с гладким хвостом – Миша пришел в восторг. Вспомнил, что, когда он нарисовал синего кота, папа смеялся и сказал, что синих котов не бывает. Значит, бывают, раз есть синие лошади!

Надо отметить все же, что запоминание у такого ребенка избирательное. Запоминает он преимущественно те события и предметы, которые почему-то поразили его эмоциональную сферу. Далеко не всегда удается, например, получить ответ на вопрос о том, что он ел за обедом в детском саду. Чаще всего ответ начинается с «очень вкусного компота» или с «препротивной каши», а все остальное не заинтересовало, а значит, и не запомнилось.

Вася, трехлетий путешественник, приехал из Анапы в мягком вагоне. Там он был у бабушки, много купался, куда-то ездил на экскурсию, летел до Москвы самолетом, в Москве был в зоопарке. А на все расспросы дома смог рассказать только, что «в вагоне очень мягкая постелька и вагон все время качается так, что даже все время спать хочется».

Последнее яркое впечатление вытеснило все остальные, хотя мама Васи говорила, что он от всего виденного в Москве был в восторге, не хотел уходить из зоопарка. Здесь же при напоминании о виденных животных он говорил: «Ну, слон. Он и на картинке такой». О море сохранилось только воспоминание, что оно холодное и на вкус противное.

Очень важно помнить, что у ребенка в три-четыре года быстро развивается жажда полезной деятельности. Дети охотно что-нибудь строят, приносят, уносят, помогают накрывать на стол, убирать посуду. В играх они уже соблюдают своеобразную последовательность: куклу надо не только завернуть в одеяло, но и положить спать, а потом разбудить, потому что пришло время идти в детсад или на работу. Смотря кого в данный момент, кукла представляет — ребенка или маму. А затем кукла уже «ушла», а ее хозяйка готовится к встрече ее из детсада или с работы, готовит обед или ужин, подражая во всем взрослым.

Таня пришла ко мне в гости вместе с мамой. Я чистила картошку. Первые же слова девочки были: «Давай я помогу тебе». И была очень довольна, получив в руки нож.

В раннем дошкольном возрасте детям хочется чувствовать себя большими и умелыми. Они пытаются покровительствовать малышам, охотно принимают участие в уходе за животными, особенно за маленькими и беспомощными — котятами, щенками, цыплятами. Кормят их, берут на руки, укачивают. Пробуют даже давать советы маме или бабушке, как надо готовить обед, убирать квартиру. И во всем этом ярко выражено стремление к самостоятельности.

Вообще, дети в этом возрасте испытывают потребность в движении, сами много двигаются и даже в рисунках пытаются изобразить движение. Вот ребенок нарисовал ежа, а вокруг какие-то полоски. Оказывается, это дорожки, по которым еж добежал до того места, где его застиг карандаш маленького художника.

В семье растет ребенок. Игра – дело серьезное

Мальчик рисует самого себя, когда он съезжает с горы на лыжах, а на рисунке четыре человечка: на самом верху – он только собирается спускаться; на середине – он уже спускается; у подножия горы – он спустился и не упал; дальше на дорожке – он едет по ровному месту.

Очень любят ребята петь, танцевать, декламировать. Однако на просьбы взрослых спеть или прочитать стихи, мы часто слышим категорический отказ.

Дело в том, что все это малыш делает для себя, в процессе игры, зрители и слушатели ему не нужны. Вот почему важно не только в детском саду, но и дома приучать ребятишек петь, танцевать, декламировать не только наедине с собой или в обществе сверстников, но и при взрослых. Это поможет раннему выявлению способностей, а порой и таланта, а главное, поможет преодолеть застенчивость, особенно свойственную этому возрасту.

Можно ли проводить с детьми раннего дошкольного возраста, в 3-5 лет, занятия типа урока? Да! Но при этом надо очень внимательно следить, чтобы они не уставали, а сам урок следует строить в духе непринужденной игры, увлекать, но ни в коем случае не принуждать. Иначе такие ранние «уроки» могут отбить у ребенка охоту к учению, а это обязательно отразится на его отношении к учебе позднее, когда он пойдет в школу.

Одна девочка, кстати говоря, очень способная, заявила мне как-то, что она еще в детском садике знала, что школа —  это очень трудное дело, это просто наказание, которое неизвестно зачем придумали взрослые.

Оказалось, что в детском саду воспитательница часто прибегала к такой мере наказания – усаживала провинившегося за стол и говорила: «Вот, посиди неподвижно, как в школе на уроках будешь сидеть».

Никогда нельзя пугать детей школой, больницей, потому что это может вызвать болезненную реакцию.

Дети всегда стараются подражать взрослым. Это неизбежно, но это порой и опасно. Не так уж страшно, если девочка, подражая матери, втихомолку напудрит себе нос или даже подкрасит губы, хотя это и ни к чему. А вот когда видишь, как четырех-, пятилетний малыш идет, шатаясь, как пьяный, подражая папе, — это уже беда!

Еще страшнее, если малыш украдкой попробует на вкус вино или водку и испытает состояние опьянения. Кроме всяких психологических последствий, такой опыт может закончиться тяжелым алкогольным отравлением и даже привести к смерти. Много ли ему для этого надо?

Я хочу только предупредить об осторожности, о необходимости воздерживаться от организации вечеров с выпивкой в присутствии детей. Допустим, родители и не напиваются допьяна, но и умеренно выпивший отец вызывает нездоровый интерес ребенка к алкоголю, который изменил обычное поведение отца.

Дети – народ наблюдательный и моментально замечают такие изменения.

Несколько слов о курении.

Взрослые должны помнить, что никотин вреден самому курящему даже меньше, чем тому, кто вдыхает его в накуренной комнате. Если уж вы курите, то делайте это в таком месте, откуда бы дым не проникал в комнату, где находятся дети. И аккуратно прячьте свой табак, свои сигареты, чтобы у ребенка не появился соблазн попробовать и это зелье. А такие случаи бывают, и не так уж редко.

Совсем недавно мне пришлось говорить с двумя мамами по поводу того, что их двухлетние детишки так и не научились проситься на горшок.

Что же делать теперь, когда детям по два года, а элементарный гигиенический навык у них не воспитан?

Конечно, не бить и не наказывать. Наказания могут привести, скорее всего, к тяжелому неврозу и надолго, если не навсегда, закрепить недержание мочи. Дело в том, что у ребенка вырабатывается навык на то или иное действие только путем развития условного рефлекса, но никогда нужный условный рефлекс не выработать с помощью страха перед наказанием. В таком случае, наоборот, скорее закрепится вредная привычка.

Лучше всего начать с правильно организованной диеты, рекомендованной профессором Красногорским: с утра и днем давать ребенку вдоволь жидкости и фруктов, а часа за три до отхода ко сну жидкости не давать совсем. То есть на ужин предложить что-нибудь вроде котлеты, отварного мяса и категорически исключить любые каши, овощи, фрукты и другие продукты, богатые водой.

Почему-то у нас принято после прихода ребенка из детского сада, после шести часов вечера, обильно кормить его дома. Часто он укладывается спать почти сразу после ужина. А часа через три выпитая вечером жидкость или жидкость, выработавшаяся в самом организме, если он поест вечером что-либо способствующее этому – кашу, фрукты, кефир, творог со сметаной, выделится в постель.

Попытки будить ребенка для мочеиспускания или в определенное время высаживать его на горшок ночью очень редко приносят пользу, так же как и медикаментозное лечение.

Может быть, несколько эффективнее физиотерапия, но и это далеко не всегда.

Полезнее всего рекомендованный выше режим питания. Этот режим проверен на тысячах детей и показал наиболее благоприятные результаты в борьбе с недержанием мочи по ночам.

Что же касается дневного недержания мочи, то здесь поможет только жесткая дисциплина. Через каждые полтора-два часа, сроки эти установите сами, проследив, как часто мочится ребенок, высаживайте его, несмотря ни на какой протест, на удобный горшок и держите его на горшке до тех пор, пока он не помочится, подкрепляя свои действия ласковыми, но настойчивыми уговорами.

Здесь идет речь о ребенке, у которого уролог и психоневролог не находят органических изменений нервной системы или мочеполового аппарата.

Мне приходилось много раз беседовать с родителями об особенностях поведения их детей. Спрашивали, откуда у их ребятишек берутся такие качества, как эгоизм, драчливость, трусость, подхалимство, лживость, склонность к воровству, зазнайству, хвастливость. Если можно дать совет, как избавиться от недержания мочи, возникшего вследствие недостатка воспитания, то когда речь идет о чертах характера, готовых рецептов дать невозможно.

Взрослые не должны ни на минуту забывать о том, что рядом дети, которые все видят, все замечают. Ни одни поступок взрослого не проходит мимо внимания ребенка. А воспринимается он часто неправильно.

Одна девочка во время осмотра ее перед поступлением в школу на вопрос, кем она хочет быть, когда вырастет, совершенно спокойно ответила «Воровкой». И мотивировала это желание тем, что «ворам все легко достается, им работать не надо».

Откуда у семилетнего ребенка могло возникнуть такое убеждение? Конечно, девочка слышала чей-то разговор и сделала свои выводы, тем более, что ее мама работает на рыбокомбинате, а папа шофер грузовой автомашины, и оба приходят с работы усталые и раздраженные. Ей жалко родителей, и она хочет для себя такой работы, от которой не устают.

Или вот такой «пустяк»: маму зовут к телефону, а она не хочет разговаривать и просит папу сказать, что ее нет дома. Их маленькая дочь в недоумении: «Ты же говорила, что врать нельзя, а сама врешь».

Подобных историй можно привести множество. Взрослые действительно расценивают их как пустяки. А в головках доверчивых, наивных в своей непосредственности детей из этих «пустяков» возникают тяжкие переживания и совершенно неожиданные для недостаточно чутких родителей выводы. Бесследно для ребенка не проходит ни одно слово, ни одно движение взрослых. И все это истолковывается по-детски, иногда неожиданно и непонятно для взрослых.

Очень интересно, что у ребенка в раннем дошкольном возрасте усиленно развивается непроизвольная память. Неожиданно для нас оказывается, что ребенок знает наизусть много стихов и сказок, которые мы ему читали, но ни разу не пытались заставить выучить. Просто они ему понравились, занимали какое-то место в его эмоциональной жизни и запомнились без каких-либо усилий.

В старшем дошкольном возрасте, лет в пять-шесть, начинают развиваться элементы произвольного запоминания — ребенку говорят, чтобы он выучил стихотворение, и он его заучивает, сознательно повторяя несколько раз подряд.

Но все же в этом возрасте преобладает еще игровая деятельность, которая, по мнению А. С. Макаренко, имеет для ребенка такое же значение, какое для взрослого имеет работа, служебная деятельность.

Макаренко говорил, что ребенок в игре таков, каким он будет, когда вырастет и начнет самостоятельно работать. Приближается школьный возраст, и во всем поведении ребенка черты его характера и стремление к труду становятся все заметнее.

Дети уже не так непосредственны, как были в раннем дошкольном возрасте, у них появляется умение сдерживать себя, более критически относиться к своим поступкам, подавлять в себе желания, учитывать ситуацию, подчиняться требованиям, даже если они противоречат их желаниям. Появляется, если хотите, чувство долга, то есть зачатки самодисциплины.

Обычно ребенок трех-четырех лет во время игры разговаривает сам с собой или с игрушкой. Постепенно эта присущая только маленьким детям способность сопровождать игру речью уступает место молчаливому обдумыванию ситуации: малыш как бы оценивает свои действия, обдумывает их. Родители спокойно занимаются своими делами и вдруг неожиданно слышат довольно сложный вопрос, непонятно как родившийся в головке ребенка.

Словом, малыш подготавливается к сложной школьной жизни, к переходу от игры к труду, к своему школьному кризу со всеми его психическими и физическими особенностями, тем более заметными в переживаемый ныне период так называемой акселерации, то есть ускоренного физического развития наших ребят, психическое развитие тоже убыстряется.

Может быть, в ускорении психического развития играет роль не одна акселерация, а и вся та масса информации, которая окружает детей с самого раннего возраста: и радио, и телевидение, и специальные детские театры, и многое другое, что изменяет и словарь ребенка, который резко увеличился за последние десять лет, и его требования к жизни, которая становится с каждым годом все богаче и прекраснее.

Так или иначе, но даже молодым родителям со всем этим приходится считаться, так как их детство протекало в обстановке гораздо более бедной впечатлениями.

Ну, а о бабушках и дедушках говорить нечего. Не случайно же резко изменена программа обучения в младших классах школы, и взрослые, достаточно грамотные, нередко встают в тупик перед домашним заданием первоклассника. А ребята легко и просто одолевают все эти, казалось бы, чрезмерно сложные для них, премудрости.

Нередко родителей приглашают в школу и разъясняют им, какие требования нынче предъявляются первоклассникам. Частенько папа или мама, собираясь на родительское собрание, говорят: «Иду учиться в первый класс». Не стесняйтесь этого, все правильно.

Вас всех учили совсем иначе, и поэтому вы помочь вашим первоклассникам не можете, так же как не всегда можете представить себе требования подготовительной и старшей групп детсада, потому что они учитывают именно школьную программу и готовят детей к ее изучению.

Всем добра!

Берегите своих детей!

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *