Правдивое изображение войны 1812 года в романе


Содержание:

  1. Правдивое изображение войны 1812 года
  2. Кутузов в Бородинском сражении

Изображение войны 1812 года в романе Л.Н. Толстого «Война и мир»

Правдивое изображение войны 1812 года в романе Лев Николаевич Толстой раскрывает честно и справедливо

Правдивое изображение войны 1812 и «мысль народная» отражены в романе достаточно ярко  и правдиво. Толстой Л.Н. раскрывал и характеризовал каждого героя согласно их поведению и отношению к войне 1812 г. В романе-эпопее «Война и мир» Толстой, наряду с «мыслью семейной», также любил «мысль народную», которая нашла свое отражение и в основной идее романа, и в осмыслении писателем исторических событий, и в обрисовке образов. Люди, события частной и исторической жизни оцениваются им с помощью нравственного критерия — критерия добра, простоты и духовной связи с народом. Судьбы любимых героев Толстого — Наташи, Пьера Безухова — неразрывно связаны с жизнью народа.

Исследуя психологию людей из народа, Толстой представляет в романе героев, воплощающих две стороны русской души, — удаль, лихость, безудержную храбрость, порой переходящую в жестокость и беспощадность, и доброту, кротость и всепрощение.

Такими персонажами у Толстого являются Тихон Щербатый и Платон Каратаев.

Первый — «самый полезный и храбрый человек» в отряде Денисова, он идет на врага с топором в руках, французы для него только враги. Так, он может запросто убить французского солдата, чтобы снять с него сапоги. Платон Каратаев — полная противоположность Тихону Щербатому. Основные черты его — терпение, всепрощение, постоянная готовность помочь окружающим, любовь к труду. Каратаев кажется Пьеру «олицетворением духа простоты и правды», благодаря этому человеку он обретает душевный покой в плену.

Правдивое изображение в романе война 1812 года
«Мысль народная» и изображение войны 1812 года в романе-эпопее Л.Н. Толстого «Война и мир»

Народ, по мысли Толстого, это главная движущая сила истории. Самое дорогое для писателя — неразрывное единение людей, жизнь которых подчиняется общей цели. Поэтому именно в годину народного бедствия выявляются лучшие национальные черты русского человека. Отечественная война 1812 года изображается Толстым как истинно народная война. Писатель говорит о том, что «скрытая теплота патриотизма» охватила людей самых разных социальных групп: солдат, крестьянство, дворянство, купечество. На борьбу с врагом поднялся весь русский народ.

Так, сжигает свои лавки купец Ферапонтов при занятии французами Смоленска, чтобы ничего не досталось врагу. Так же поступают и мужики Карп и Влас, которые отказываются продать французам сено. Те же самые чувства живут и в душе княжны Марьи, которая не может оставаться в Лысых Горах после прихода французов.

Именно по этой причине москвичи уезжают из своего города. Толстой замечает, что «для русских людей не могло быть вопроса: хорошо или дурно будет под управлением французов в Москве. Под управлением французов нельзя было быть: это было хуже всего». Героям Толстого не свойственны громкие слова о любви к Родине, но их патриотизм проявляется в повседневной жизни, в обычных чувствах и поступках.

Карьеризму и тщеславию штабных офицеров Толстой противопоставляет поведение простых русских солдат. Писатель в своем романе не только осуждает казенный, официальный патриотизм, но и преодолевает парадное представление о подвиге. Изображая войну, он показывает не парады, не блеск побед, а военные будни, рядовых солдат, их тяжелый ежедневный груд.

Герои Толстого – это простые воины-труженики, люди, выполняющие свой долг. Такой взгляд писателя на войну проявился уже в изображении событий 1805 г.

Вспомним сцену Шенграбенского сражения и подвиг капитана Тимохина, увлекшего солдат в атаку в тот самый момент, когда «нравственное колебание, решающее участь сражений… разрешилось в пользу страха».

«Тимохин с таким отчаянным криком бросился на французов и с такою безумною и пьяною решительностью, с одной шпажкою, набежал на неприятеля, что французы, не успев опомниться, побросали оружие и побежали». Другим героем Шенграбенского сражения является капитан Тушин, батарею которого дважды пытались атаковать французы.

Тему подлинного героизма иллюстрирует у Толстого и изображение событий Отечественной войны 1812 г., героями которой становятся и дьячок, «взявший в месяц несколько сот пленных», и старостиха Василиса, «побившая сотни французов», и Тихон Щербатый — «один из самых нужных, полезных и храбрых людей в партии», и Пьер Безухов, мечтающий убить Наполеона, и Андрей Болконский, получивший смертельное ранение в Бородинской битве.

Писатель подчеркивает общенародный характер этой войны: «…дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие».

Кульминационное развитие этой темы мы видим в сцене Бородинского сражения. Накануне Бородинского сражения среди солдат и ополченцев царит атмосфера всеобщего воодушевления. «Всем народом навалиться хотят; одно слово — Москва.

Один конец сделать хотят», — замечает один из солдат.

Эта битва, по мысли Андрея Болконского, должна быть русскими выиграна, потому что победа определялась патриотическим чувством, жившим в душе каждого русского солдата. Эта вера в победу передалась и Пьеру, который, попав на батарею Раевского, понял «весь смысл и все значение этой войны и предстоящего сражения».

«Он понял ту скрытую… теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти».

Накануне сражения солдаты надевали белые рубахи и отказывались от водки, а в самый разгар боя «светлее и светлее вспыхивали на лицах всех этих людей… молнии скрытого, разгорающегося огня».

Кутузов в Бородинском сражении

Оценивая Бородинское сражение, Толстой пришел к выводу, что оно стало нравственной победой русских войск. Русские, потеряв половину своего состава, стояли так же грозно в конце, как и в начале сражения. Французы поняли нравственное превосходство противника, что и предопределило затем весь исход войны.

Именно этот факт в полной мере осознает Кутузов, ставший главнокомандующим русской армии. В тяжелую пору нападения на Россию французов народ выбирает полководца «против воли царя в представители народной войны». И Толстой так объясняет происходящее: «Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр; но как только она в опасности, нужен свой, родной человек». И таким человеком становится Кутузов. В этой войне раскрываются лучшие качества его: патриотизм, мудрость, терпение, проницательность и прозорливость, близость к народу.

Кутузов изображен Толстым как опытный полководец, мудрый, прямодушный и смелый человек, искренне радеющие за судьбу Отечества. При этом внешний облик его обычен, в определенном смысле «приземлен». Писатель подчеркивает в портрете характерные детали: «жирную шею», «пухлые старческие руки», «сутуловатую спину», «вытекший белый глаз». Однако герой этот очень притягателен для читателей. Внешний облик его противопоставлен духовной силе и уму полководца.

«Источник этой необычайной силы прозрения в смысле совершающихся явлений лежал в том народном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его. Только признание в нем этого чувства заставило народ такими странными путями его, в немилости находящегося старика, выбрать против воли царя, в представители народной войны», — замечает Толстой.

Правдивое изображение в романе война 1812 года
Правдивое изображение войны 1812 года в романе

На Бородинском поле Кутузов изображен в концентрации всех моральных и физических сил, как человек, который заботится, прежде всего, о сохранении боевого духа войска. 

Узнав о захвате в плен французского маршала, Кутузов передаст эту весть в войска. Он внимательно следит за всем происходящим, пребывая в твердой уверенности в победе над врагом. Оценивая полководца, Андрей Болконский размышляет о нем: «У него не будет ничего своего. Он ничего не придумает, ничего не предпримет, но он все выслушает, все запомнит, все поставит на свое место, ничему полезному не помешает и ничего вредного не позволит.

Он понимает, что есть что-то сильнее и значительнее его воли, — это неизбежный ход событий, и он умеет видеть их, умеет понимать их значение и, ввиду этого значения, умеет отрекаться от участия в этих событиях, от своей личной воли, направленной на другое».

Кутузову противопоставлен в романе Наполеон Бонапарт. С самого начала писатель развенчивает Наполеона, выделяя в его внешности все мелкое и ничтожное: он «маленький человек», «с маленькими руками» и «неприятно-приторной улыбкой» на «опухшем и желтом лице». Автор упорно подчеркивает «телесность» Наполеона: «жирные плечи», «толстую спину», «обросшую жирную грудь». Эта «телесность» особенно подчеркнута в сцене утреннего туалета. Раздевая своего героя, писатель как бы снимает Наполеона с его пьедестала, приземляет его, подчеркивает его бездуховность.

Наполеон Толстого — это игрок, человек самовлюбленный, деспотичный, жаждущий славы, власти. «Если Кутузову свойственны простота и скромность, то Наполеон подобен актеру, играющему роль властелина мира. Театрально-фальшиво поведение его в Тильзите во время награждения русского солдата Лазарева французским орденом Почетного легиона. Не менее противоестественно держит себя Наполеон и перед Бородинским сражением, когда… придворные преподносят ему портрет сына и он разыгрывает из себя любящего отца».

Накануне Бородинского сражения император произносит: «Шахматы поставлены, игра начнется завтра». Однако «игра» здесь оборачивается кровью, страданиями людей. В день Бородинской битвы «ужасный вид поля сражения победил ту душевную силу, в которой он полагал свою заслугу и величие». «Желтый, опухлый, тяжелый, с мутными глазами, красным носом и охриплым голосом, он сидел на складном стуле, невольно прислушиваясь к звукам пальбы и нс поднимая глаз… Он на себя переносил те страдания и ту смерть, которые он видел на поле сражения. Тяжесть головы и груди напоминали ему о возможности и для него страданий и смерти. Он в эту минуту не хотел для себя ни Москвы, ни победы, ни славы».

Писатель окончательно развенчивает Наполеона в сцене на Поклонной горе, перед вступлением в Москву. Используя прием внутреннего монолога, Толстой обнажает в нем все мелочное тщеславие, позерство, внутреннюю пустоту. Наполеон готовится к встрече с депутацией из Москвы, однако «древняя столица» пуста. Развязка театрального представления не удалась.

«И никогда, однако, — пишет Толстой, — до конца жизни своей не мог понимать он ни добра, ни красоты, ни истины, ни значения своих поступков, которые были слишком противоположны добру и правде, слишком далеки от всего человеческого…».

Писатель сознает, что война влечет за собой огромные потери, смерти миллионов людей, горе, кровь, страдания. Перед нами предстают картины пожаров, сцены сдачи Смоленска, сцены отступления русских войск. Накануне Бородинского сражения князь Андрей говорит Пьеру: «Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни, и надо понимать это и не играть в войну. Цель войны — убийство, орудия войны — шпионство, измена и поощрение ее, разорение жителей, ограбление их или воровство для продовольствия армии: обман и ложь, называемые военными хитростями…».

Война, по мысли Толстого, — это явление, противное человеческой природе. Николай Ростов, нанеся смертельный удар французскому офицеру, испытывает «неприятное чувство, сжимавшее ему сердце». Петя Ростов испытывает сочувствие к мальчику-французу, взятому в плен: «Нам-то отлично, а ему каково? Куда его дели? Покормили его? Не обидели ли?» Пьер Безухов, будучи в плену, сходится лицом к лицу с маршалом Даву: «Несколько секунд они смотрели друг на друга, и этот взгляд спас Пьера… Оба они в эту минуту смутно перечувствовали бесчисленное количество вещей и поняли, что они дети человечества, что они братья».

Русские люди испытывают чувство жалости к побежденным врагам, в их сознании — отвращение к злу и насилию.

И в самом описании Бородинского сражения у Толстого звучат скорбные, горестные ноты: «Над всем полем, прежде столь весело-красивым, с его блестками штыков и дымами в утреннем солнце, стояла теперь мгла сырости и дыма и пахло странною кислотой селитры и крови.

Собирались тучки, и стал накрапывать дождик на убитых, на раненых, на испуганных, и на изнуренных, и на сомневающихся людей. Как будто он говорил: «Довольно, довольно, люди. Перестаньте… Опомнитесь. Что вы делаете?..» И русским, и французам «начало одинаково приходить сомнение о том, стоит ли им еще истреблять друг друга». Испытывая ужас от пролитой крови, они приходят к естественной и разумной мысли: «Зачем, для кого мне убивать и быть убитому?» Обнажая мысли героев, Толстой показывает, как нравственное чувство в человеке восстает против бессмысленного, жестокого, антигуманного действа.

Таким образом, правдивое изображение войны 1812 года и «мысль народную» Толстой раскрывает перед нами как писатель-гуманист, считающий неправедную, захватническую войну преступлением против человечества. Вместе с тем он показывает героический подвиг народа, отстоявшего свою Родину. «В Толстом сильно сознание того, что правда всегда торжествует над силой, ибо нравственная правда сильнее любой грубой силы. Именно эта философия лежит в основе исторического изображения нашествия Наполеона и в конечном счете его изгнания», — замечает Д.С. Лихачев.