Жанр комедии Горе от ума Грибоедова А.С. Почему Горе от ума является комедией


Содержание:

  1. Почему Горе от ума является комедией        
  2. Говорящие фамилии в комедии Горе от ума
  3. Финал пьесы Горе от ума

Почему Горе от ума является комедией    

Сам Грибоедов называл свое произведение сначала «сценической поэмой», а затем — комедией. «Горе от ума» считали комедией и современные автору критики — Бес-тужев-Марлинский, Кюхельбекер, Надеждин, Вяземский.

Литературоведы советской эпохи рассматривали пьесу Грибоедова в качестве «высокой комедии», общественно-политической, принимая во внимание злободневность произведения, насыщенность его социальной проблематикой.

Именно так оценивал эту комедию Ю. Тынянов. Кроме того, исследователь видел в этой комедии черты трагедии: «Центр комедии — в комичности положения самого Чацкого, и здесь комичность является средством трагического, а комедия — видом трагедии».

Известный исследователь творчества Грибоедова, Н.К. Пиксанов, называл его пьесу драмой, социальной, лирической, психологической. Того же мнения придерживался М.О. Меньшиков.

В своей статье «Оскорбленный гений» он писал: «Комедия «Горе от ума»… Мне кажется, она вовсе не комедия и горе ее героя вовсе не от ума. В самом деле, почему «Горе от ума» — комедия? Ведь суть ее — не какое-нибудь пошлое разочарование, не игра мелких страстишек, смешных как пародия на большие страсти. В основе пьесы лежит горе, непритворное, жгучее горе, и души не мелкой, а героической.

И темная сила, причиняющая эти мучения, — не призрак, а действительная и могучая стихия. Страдания такого порядка составляют драму, а не комедию. Предмет мучений Чацкого высок и важен, его горе достигает истинно трагической безвыходности».

Смешение черт комедии и трагедии отмечал в пьесе Грибоедова А.И. Ревякин. «Видовое своеобразие «Горя от ума» определяется не преобладанием трагизма, драматизма или комизма, а органическим слиянием двух равноправно развивающихся тенденций — трагико-драматической и комической. В этом смелое новаторство пьесы», — замечает исследователь.

Действительно, произведение Грибоедова представляет собой определенный жанровый синтез: мы находим в пьесе чисто комические приемы и мотивы, черты комедии характеров и элементы комедии положений, при этом очень ощутимы в ней и сатирический элемент, и драматический аспект.

Итак, сам автор называл «Горе от ума» комедией. Какие же комедийные художественные приемы использует Грибоедов? К числу таких художественных средств мы можем отнести гиперболу, алогизмы, двусмысленности, прием доведения до абсурда, искажение иностранных слов.

Так, с помощью приема гиперболы Грибоедов создает образ Молчалина, который угождает всем, вплоть до «собаки дворника, чтоб ласкова была». В речи старухи Хлестовой замечаем алогизм, нарушение логической связи:

По христиански так, он жалости достоин;

Был острый человек, имел душ сотни три.

Личностные качества человека она определяет здесь его состоянием, материальным положением. Встречается в комедии и прием доведения до абсурда. Так, Фамусов, вспоминая о матери Чацкого, замечает: «Покойница с ума сходила восемь раз».

Другой пример служит нам образцом приема градации и доведения до абсурда. Так, сплетничая о Чацком, гости Фамусова отмечают его пристрастие к спиртному. «Чай, пил не по летам», — замечает старуха Хлестова. Потом она дополняет свою реплику: «Шампанское стаканами тянул». Затем в разговор вступает Наталья Дмитриевна: «Бутылками-с, и пребольшими». И кульминационной является реплика Загорецкого: «Нет-c, бочками сороковыми».

В речи персонажей встречаются двусмысленности, придающие тексту комический эффект. Так, Загорецкий осуждает баснописцев, насмехающихся над львами и орлами. И, аргументируя свои высказывания, этот персонаж невольно сравнивает «царей» с «животными»:

Кто что ни говори:

Хотя животные, а все-таки цари.

Комические элементы часто встречаются и в речи героев, в искаженном употреблении ими иностранных слов («… не в мадаме сила», «…от ланкарточных взаимных обучений»).

Говорящие фамилии в комедии Горе от ума

Исследователи называли «Горе от ума» комедией характеров. В ней присутствуют чисто комедийные персонажи — князь Тугоуховский, полковник Скалозуб, графини Хрюмины, Репетилов. Все эти персонажи обладают «говорящими фамилиями». Так, князь Тугоуховский страдает от глухоты, он не понимает окружающих, изъясняясь междометиями.

«Своеобразны» в комедии и высказывания Скалозуба. Шутки СЮ просты, примитивны, это настоящий «армейский юмор»:

Я князь-Григорию и вам

Фельдфебеля в Вольтеры дам,

Он в три шеренги вас построит,

А пикните, так мигом успокоит.

Скалозуб не остроумен, в речи его мы замечаем лишь претензию на остроумие, обнажающую недалекость этого персонажа. Здесь «языковые эффекты выражают глубинный пласт комического: противоречие характера».

Элементы комического присутствуют и в образе Чацкого, и в образе Репетилова, являющегося пародией на главного героя пьесы. Так, все поведение Репетилова перекликается с поведением Чацкого. Характерна реплика первого: «Шумим, брат, шумим». «Репетилов сам по себе — пародийная фигура (на что указывает и его фамилия), и, прежде всего, это пародия на Чацкого. Значение этой параллели двояко: благодаря ей образ Чацкого, с одной стороны, возвышается (по контрасту с Репетиловым), с другой — заметно снижается (отражаясь в Репетилове, как в кривом зеркале)», — отмечали исследователи.

«В пьесе есть и черты комедии положений, пародийные эффекты. Так, автор многократно обыгрывает два мотива: мотив падения и мотив глухоты. Комический эффект в пьесе создаст падение Репетилова, он падает на самом входе, вбегая в дом Фамусова с крыльца. Несколько раз падал Чацкий по пути в Москву («Верст больше седьмисот пронесся, — ветер, буря; И растерялся весь, и падал сколько раз…»).

О падении Максима Петровича на светском рауте рассказывает Фамусов. Бурную реакцию окружающих вызывает и падение Молчалина с лошади. Так, Скалозуб за являет: «Взглянуть, как треснулся он — грудью или в бок?» Падание Молчалина напоминает ему о падении княгини Ласовой, которая «на днях расшиблась в пух» и теперь «для поддержки ищет мужа».

Мотив глухоты звучит уже в первом явлении пьесы. Как замечает С.А. Фомичев, Грибоедов использует здесь народный фарсовый прием, разговор с глухим. Уже в первом явлении Лиза, не сумев достучаться к Софье Павловне, спрашивает ее: «Вы глухи? — Алексей Степаныч! Сударыня!.. — И страх их не берет!»

Фамусов затыкает уши, не желая слушать «завиральные идеи» Чацкого, то есть становится глухим по собственному желанию. На балу графине-бабушке «уши залошило», она же замечает, что «глухота — большой порок». На балу же присутствует князь Тугоуховский, который «ничего не слышит». Наконец, Репетилов, затыкает себе уши, будучи не в силах вынести хоровую декламацию княжон Тугоуховских о безумии Чацкого.

Глухота действующих лиц здесь содержит глубокий внутренний подтекст. Фамусовское общество «глухо» к речам Чацкого, не понимает его, не желает слушать. Мотив этот усиливает противоречия между главным героем и окружающим его миром».

Отметим также и наличие в пьесе пародийных ситуаций. Так, «возвышенный роман» Софьи с Молчалиным автор пародийно снижает характерной параллелью, речью Лизы, вспоминающей комическую историю Софьиной тетушки:

Мне-c?.. ваша тетушка на ум теперь пришла,

Как младой француз сбежал у ней из дому.

Голубушка! Хотела схоронить

Свою досаду, не сумела:

Забыла волосы чернить

И через три дни поседела.

Таким образом, комический эффект создается и за счет отношения автора к героям, за счет скрытой авторской иронии, содержащей оценку ситуации.

Однако в «Горе от ума» есть и комизм иного рода, который создается «правдивым изображением пошлых сторон жизни, осмеянием всего низкого и подлого». И это уже иной комизм, сатирическое разоблачение современного общества, его нравов и морали. Устами своего героя автор развенчивает все общественные пороки, которыми был переполнен «век минувший»: косность и консерватизм, бюрократизм и взяточничество, чинопочитание и лицемерие, невежество, враждебное отношение к науке, ко всему новому и прогрессивному.

В «Горе от ума» мы находим упоминания о Вольтере, карбонариях, якобинцах, встречаем рассуждения о проблемах общественного строя. «…Комедия «Горе от ума» есть и картина нравов, и галерея живых типов, и вечно острая, жгучая сатира…», — писал И.А. Гончаров в статье «Мильон терзаний».

Теперь поговорим о драматизме пьесы. Он заключается, прежде всего, в душевной драме Чацкого, не нашедшего любви, понимания, поддержки в некогда родном доме, но ставшего предметом насмешек и сплетен.

Опередив век минувший по своим взглядам и убеждениям, Чацкий разошелся не только с окружающим его обществом, но и с некогда близкими ему людьми — Фамусовым и Софьей.

Умному, образованному, свободному человеку прогрессивных взглядов Софья предпочла полную его противоположность. И в финале герой видит истинное отношение общества к нему, узнает о сплетнях, героем которых является он сам, узнает о романе Софьи с Молчалиным.

Чацкий оскорблен и обижен, он на весь мир готов излить «всю желчь и всю досаду». Как замечает И.А. Гончаров, «Чацкому досталось выпить до дна горькую чашу — не найдя ни в ком «сочувствия живого», и уехать, увозя с собой только „мильон терзаний”».

Финал пьесы Горе от ума

Настоящая драма разыгрывается в финальной сцене пьесы. И героиней ее является уже Софья Фамусова, столкнувшаяся с ложью, лицемерием, цинизмом. Она оскорблена в своих лучших чувствах, испытывает чувство стыда, отчаяния, горько раскаивается в своих поступках.

«Не продолжайте, я виню себя кругом», — говорит Софья в ответ на обвинения Чацкого. Финальная сцена становится трагической не только для Чацкого, но и для Софьи: обман возлюбленного становится для нее настоящей катастрофой.

Таким образом, Грибоедов насыщает комедийную пьесу душевными переживаниями героев, глубинным психологизмом и драматизмом, высокими, патетическими сценами.

«Оригинальность построения «Горя от ума» во многом определяется тем, что в центре ее событий все время находится пламенный Чацкий, любящий Софью и ненавидящий ее окружение. Его глубокая эмоциональность окрашивает, а точнее сказать, пронизывает всю пьесу высоким лиризмом. Но этот лиризм все время переплетается с сатирическим смехом.

В русской и мировой драматургии трудно назвать пьесу более сатирическую и в то же время более лирическую. И в этом ее неповторимое своеобразие», — писал Л.И. Ревякин.

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *